125x125 4

Воскресенье, 09 февраля 2020 08:53

К 75-летию Великой Победы.

Сведения о члене общественной организации «Дети войны»,ветерана ВОВ, глубоко верующей в Господа нашего Иисуса Христа, и являющейся прихожанкой храма Живоначальной Троицы станицы Клетской Клетского благочиния.
Через территорию Клетского района проходила главная оборона советских войск, пролегали важнейшие коммуникации кратчайших путей к Сталинграду с севера-запада. В сохранении устойчивости обороны войск Сталинградского фронта летом 1942 года Клетский район наряду с Калачом и Верхнекумоярской имел решающее значение. На Клетскую нанесли первый удар рвущиеся к Сталинграду моторизованные части 6-й немецкой армии. С 23 июля по 23 ноября 1942 года наш район являлся ареной ожесточенных боев.
Более семи тысяч жителей района ушло на фронт, почти половина из них погибла, защищая Родину. Невероятные тяготы военного лихолетья вынесли на своих плечах, женщины, старики и дети, которые остались на оккупированной территории, а потом восстанавливали, разрушенное войной народное хозяйство. В героическую летопись истории Великой Отечественной войны яркими страницами вошли их трудовые будни. Они работали под девизом «Все для фронта, все для победы». Двенадцати-тринадцатилетние подростки вмиг повзрослели и работали наравне со взрослыми.
Много невзгод и испытаний выпало и на долю жительницы станицы Клетской Любови Георгиевны Кирильченко, которая в прошлом году отметила свое 90-летие; (она ветеран Великой Отечественной Войны, ветеран труда (ксерокопии документов прилагаются)

Любовь Г., является активной прихожанкой храма Живоначальной Троицы ст. Клетской с самого начала восстановления этого храма; регулярно посещает службы.
Когда началась война Любе было 12 лет. К тому времени она уже закончила шесть классов, учиться ей очень нравилось. Но в воскресный день 22 июня 1941 года все ее мечты и надежды были перечеркнуты сообщением о начавшейся войне с фашистской Германией. Любиного отца призвали на фронт. Его семья не получит от него никакого письма, никакой весточки и он будет считаться без вести пропавшим. Теперь на хозяйстве, которое у них было большим, остались одни женщины- мама, Люба и ее старшая сестра Оля, а самая младшая Зиночка была еще совсем маленькой, но и она по мере возможности старалась чем-то помочь взрослым.
Семья с замиранием сердца слушала вести с фронта. И взрослые и дети, даже в мыслях не могли допустить, что немцы могут прийти на Дон, в их родную станицу. Но летом 1942 года дыхание фронта чувствовалось все отчетливее. Старшую сестру мобилизовали в Сталинград на рытье окопов. Началась эвакуация учреждений, колхозов - скот, технику угоняли за Дон. Многие односельчане, в том числе и их соседи, тоже эвакуировались. А Любина семья, которая теперь состояла из трех человек – мамы, да Любы с сестрой, решила остаться. Потому что ехать им было не куда, да и не к кому, к тому времени бабушка с дедушкой, которые жили вместе с ними, уже умерли.
С каждым днем фронт приближался. Многие станичники стали рыть окопы у себя во дворах, чтобы прятаться туда во время бомбежки, а семья Любы пряталась в большом погребе. Иногда туда набивалось столько людей, что дышать нечем было. Однажды ночью девочка уснула так крепко, что не услышала даже ни гула самолетов, ни то как ее пыталась разбудить мама. Проснулась она только от какого-то яркого света и страшного грохота, выглянула в окно и поняла, что идет бомбежка. Она быстро собралась и выбежала из дома, добежала до погреба, а там уже полно народа. Стало ясно, что фронт приближается и немцы рано или поздно, но войдут в станицу и все же они надеялись, что это не случиться. Молились Богу и просили у него заступничества. Любина семья была верующей, поэтому не только взрослые, но и дети знали многие молитвы.
Их семья жила на улице Некрасова и однажды днем со стороны хутора Караженского они увидели клубы пыли и двигающуюся колонну. Это были немцы. Люба почему-то сразу побежала за коровой на выгон и пригнала ее домой. На семейном совете решили не оставаться в станице, а уйти к родственникам в хутор Селиванов, чтобы там переждать оккупацию. Взяли с собой только самое необходимое и корову, которая была их кормилицей. Когда пришли туда, то увидели, что там уже собралась половина жителей Клетской. Размещаться практически было негде. Тогда хозяева переоборудовали свинарник под жилое помещение, сделали там нары и разместили многие семьи. Жили, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Лишний раз старались не выходить на улицу, чтобы не показываться на глаза немцам, только лишь управиться по хозяйству, да коров подоить. Немцы стали забирать скот, то одни хозяева не досчитаются коровы, то другие, а их всегда приходила домой, ее не трогали. Люба с мамой постоянно читали молитвы. Однажды, когда мама доила корову, началась бомбежка, вокруг рвались снаряды. Все это время Люба читала молитву «Живый в помощи Вышняго» и думает, что только благодаря вере в Бога они остались живы, а немцы не угнали у них корову.
В тот год зима наступила очень рано. Уже на 7 ноября стояли морозы и был снег. Эвакуированные вели себя очень тихо, старались без дела не выходить на улицу, но к сожалению, это их не спасло. Однажды немцы выгнали на улицу женщин, стариков и детей и куда-то погнали их. Все шли молча, не зная, что их ждет впереди. Оказалось, что их гнали в сторону Обливской на железнодорожную станцию. В колонне Люба впервые услышала слово «на распыл». Как оказалось, немцы планировали трудоспособных людей отправить на работы в Германию, а стариков и детей расстрелять, как не нужный балласт. Пока шли, немцы и полицаи вели среди населения пропаганду, что им теперь нельзя здесь оставаться. Даже если сюда придут советские солдаты, то они их все равно расстреляют, так как они были на оккупированной территории и люди не знали, что им делать и как быть. Всякие мысли бродили и в голове у Любы. Вдруг их с мамой отправят в Германию, а пятилетняя сестренка останется одна, или их всех расстреляют. Кто знает, чтобы случилось с ними. К счастью в населенном пункте Нестеренкино недалеко от Обливской их освободили наши солдаты.
Их возвращение в ст. Клетскую было долгим. Когда они вернулись в родную станицу, то не увидели своего дома, он сгорел, жить было негде. Остановились у соседей, а потом стали отделывать дядин дом, в котором оставались стены и потолок. В обустройстве помогли наши солдаты. Жить было холодно и голодно, но успокаивало то, что немцев погнали прочь с нашей земли, уже не рвались снаряды, никто не вздрагивал от выстрелов и бомбежки.
Постепенно жизнь стала налаживаться. Весной посадили картошку и другие овощи, но до их сбора еще было далеко, а кушать очень хотелось. Однажды их маме передали, чтобы девочки пришли в хутор Громки, там их родственники собрали для них сумку с продуктами – молоко, сметану, масло. Эта помощь была как нельзя кстати. И Люба с Зиной отправились в путь, когда они пришли, то оказалось, что дом закрыт и хозяев нет. Они подождали на улице, но так и не дождавшись никого, решили возвращаться обратно. Младшая сестренка шла и повторяла, что хочет кушать, а где ее взять-то еду. И вдруг на обочине дороги они увидели сумку. Зиночка бросилась к ней, но Люба закричала, чтобы она не трогала ее и не открывала, а вдруг она заминирована. Немцы любили такие сюрпризы оставлять и люди подрывались на таких минах. Люба подбежала к сумке и осмотрела ее, нет ли где каких проводков, а потом аккуратно открыла ее. А там стояла кринка откидного молока, кусок домашнего масла и еще какая-то еда. Девочки оторопело стояли и смотрели на это богатство, затем оглянувшись по сторонам, схватили ее и побежали, а маленькая Зиночка все повторяла: «Это нам Боженька помог», да и Люба подумала, что это Господь Бог вот уже который раз помог им в трудную минуту! Их семья была глубоко верующей, а после этого случая, она еще больше утвердилась в вере.
В пятнадцать лет она пошла работать и стала основной добытчицей и кормилицей в семье. Ее мама хотела, чтобы она стала швеей, знакомые предлагали отдать ее в ФЗУ в Сталинград, но разве она могла бросить свою семью? И она осталась в станице, тетя устроила ее на работу в парикмахерскую, сначала уборщицей, а потом она обучилась парикмахерскому делу и проработала парикмахером 46 лет, но это уже другая история.
Любовь Георгиевна Кирильченко родилась и выросла в станице Клетской. Здесь прошли ее детские и юношеские годы, здесь она состоялась в профессии, здесь нашла свою любовь, вышла замуж, родила и воспитала сына. Всякое было в ее судьбе и радости, и горести, и печали, острой болью и незаживающей раной стал период оккупации, гибель отца и ранняя смерть мамы, но она смогла преодолеть горечь утраты. А воспоминания о детстве всегда остаются с ней, разве можно такое забыть! Память- великий дар, без нее нет достойного сегодня, немыслим взгляд в завтра, вот она и делится своими воспоминаниями с нами. Сейчас по прошествии времени она понимает, что жизнь удалась и она бесконечно благодарит Бога за возможность радоваться каждому наступившему дню. Она благодарит Бога за то, что он так милостив к ней и регулярно посещает все Богослужения; исповедуется, причащается.
В настоящее время Любовь Георгиевна проживает ст. Клетская ул. Блинова 14, со своей снохой Трофимовой Нат. Венедиктовной, тел. 89044296670.

 

Из записей редактора сельхозотдела районной газеты Дон Веры Ив. Епифановой, тел. 89044206436

Православный календарь
© Церковный календарь
Проповеди